Елабужский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник Елабужский государственный музей-заповедник
Елабужский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник Елабужский государственный музей-заповедник

КРАЕВЕДЧЕСКИЙ ОТДЕЛ

22 мая 2019

#МузейОтцыоснователи #Алабин195 #СоюзмузеевРоссии #КультураРФ #Коллекции

Елабужский государственный музей-заповедник продолжает участвовать во Всероссийской интернет-акции «Отцы-основатели», посвящённой 195-летию со дня рождения П.В. Алабина, которая стартовала 16 марта 2019 года и проводится Самарским областным историко-краеведческим музеем имени П.В. Алабина под эгидой Союза музеев России.

Книга с развала — зазывала

Андрей Иванов

В настоящую детективную историю может превратиться операция по добыче редкого экспоната для музея. Герой этого воспоминания сумел обогатить фонд музея бесценным раритетом. А ведь удача «висела на волоске».

Книга с развала
Книга с развала
Книга с развала
Книга с развала

Эта история — о том, как книга, обнаруженная мной на книжном развале, стала одним из самых интересных экспонатов Литературного музея М.И. Цветаевой, одного из подразделений Елабужского государственного музея-заповедника. Книга была найдена случайно (как правило, все интересное в нашей жизни происходит именно так — случайно) в 2009 году во время очередной моей командировки в Москву.

В свободное от рабочих вопросов время — а в тот день оно появилось ближе к 9 вечера — я, ввиду своего особого интереса к букинистике, отправился в Московский Дом книги на Новом Арбате. Кто там хорошо ориентируется, знает о небольшом книжном развале на первом этаже, скорее даже в полуподвале.

В этот раз меня интересовали книги уроженца Елабуги Дмитрия Ивановича Стахеева (1840–1918) — известного в своё время беллетриста. На вопрос о наличии книг этого автора продавец ответил примерно так: «В нашей базе данных книг Стахеева в наличии нет. Но там, у стены (последовал указующий жест в сторону именно той стены, к которой мне предстояло направиться) сложены книги, которые мы ещё не разобрали. Посмотрите сами, может быть, найдёте что-то, вас интересующее».

У стены, мне указанной, лежало без преувеличения несколько сотен книг. Нет, они не валялись в беспорядке, а были сложены стопками. Но для того, чтобы каждую просто раскрыть, прочесть название, мне пришлось бы сидеть у этого развала пару часов. А времени не хватало: это был последний день командировки и ближе к полуночи меня ждал поезд на Казань.

Тем, кто имеет смутное представление о старинных книгах, стоит принять во внимание следующий факт: у многих изданий имя автора и название не вынесены ни на обложку, ни корешок. То есть, даже для того, чтобы узнать, что за книга и кто её автор, мне необходимо было чуть ли не каждый том взять в руки и раскрыть-полистать.

Я механически пролистал порядка тридцати книг, но ничего интересного не нашёл. Понимая, что время поджимает, просто стал перекладывать книги из стопки в стопку, уже не раскрывая, чтобы получить хотя бы информацию, вынесенную на обложку. И как всегда в таких случаях бывает, вдруг взгляд мой выхватил на одной из книг со слегка выцветшей обложкой жёлтого цвета круглую печать — её синий цвет на жёлтом фоне не мог не привлечь даже мой замыленный взгляд — с таким текстом: «Изъ книгъ профессора И.В. Цвѣтаева».

Мозг мгновенно выдал информацию примерно такого содержания: «Оп-па! Это же отец Марины Ивановны Цветаевой!» Через пару минут для меня было очевидно следующее: я держу в руках «Всеобщий учебник музыки. Руководство для учителей и учащихся по всем отраслям музыкального образования» Адольфа Бернгарда Маркса (перевод с 9-го немецкого издания под редакцией А.С. Фаминцына, 2-е исправленное издание, Москва, 1881 г. у П. Юргенсона, Неглинный пр. № 10), по которому Мария Александровна Мейн обучала музыке своих дочерей Марину и Анастасию Цветаевых.

Кто такие П. Юргенсон (Петр Иванович Юргенсон, 1836–1904, основатель значительнейшей в России музыкально-издательской фирмы) и Адольф Бернгард Маркс (1795–1866, немецкий композитор, музыковед, педагог, музыкальный критик и теоретик) я благодаря «всемирной паутине», конечно же, узнал несколько позже. А тогда, осознавая, что в руках у меня несомненный раритет и упускать его нельзя, я на ходу принял следующие решения:

1. Не спрашивать у продавцов стоимость книги, дабы, не обозначив свой интерес к обнаруженному изданию, не заинтересовать их самих этой книгой;

2. Спрятать книгу среди незаметных изданий, чтобы потом, через несколько дней, имея на руках деньги, сразу же её приобрести;

3. Найти человека, который купит эту книгу для меня и переправит её мне.

Нужно было действовать. Учебник музыки занял своё место в самом потаённом углу развала, но таким образом, чтобы найденному мной будущему покупателю его все-таки можно было отыскать. У продавцов узнавать стоимость книги было рискованно, ведь к ней тут же мог проявить интерес другой покупатель, случайно оказавшийся рядом. Это решение, при некоторой абсурдности, оправдывалось уже имеющимся опытом «потери» нужной мне книги в казанском букинистическом магазине.

Дальше все было удивительно просто: в столице живёт мой двоюродный брат, который в тот момент находился в Обнинске, в 100 км от Москвы. Следуя моим инструкциям («от кассира направо шагов 10, стопка книг в углу, после пятой снизу между журналами “Наука и жизнь”»), вернувшийся через два дня в Москву брат без труда нашёл нужную мне книгу. На кассе очередной мой расчёт оказался верен: дорогостоящее издание — а к ним я отношу книги стоимостью более 10 000 рублей — просто не могло оказаться там, где я его обнаружил. Брат с лёгкостью приобрёл учебник музыки и, прибегнув к услугам «Почты России», переправил книгу мне.

Так учебник Адольфа Маркса нашел свое достойное место в экспозиции Литературного музея М.И. Цветаевой. Сейчас многочисленные туристы, прибывающие в Елабугу — один из самых интересных для посещения городов Республики Татарстан — приходя в Литературный музей, узнают от экскурсоводов, что по этому учебнику маленькая Марина осваивала музыкальную грамоту.

На авантитуле издания стоит автограф Марии Алексанровны Мейн (1868–1906), супруги профессора Ивана Владимировича Цветаева (1847–1913) — создателя и первого директора Музея изящных искусств имени императора Александра III при Московском императорском университете (ныне Государственный музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина).

Мария Мейн — мать Марины Цветаевой — виртуозно играла на рояле и была ученицей известной русской пианистки Надежды Александровны Муромцевой (1848–1909), которая в свою очередь являлась любимой ученицей пианиста-виртуоза Николая Григорьевича Рубинштейна (1835–1881) — основателя Московской консерватории. Мария Алексанровна, мечтая вырастить из маленькой Муси пианистку, усадила дочь за рояль очень рано — девочке не исполнилось и пяти лет. У Марины обнаружился абсолютный слух; прилежно разучивая гаммы по несколько часов в день, она делала большие успехи. Но после смерти матери заниматься музыкой перестала.

Именно этот учебник музыки стал причиной, по которой 4 октября 2014 года Елабугу посетила известная российская актриса театра и кино Чулпан Хаматова. Днём ранее она вышла на сцену казанского концертного зала «УНИКС» с сольным спектаклем «Час, когда в души идёшь — как в руки...» Чулпан Наилевна познакомила зрителей с очерком «Мать и музыка» Марины Цветаевой, а также «Уроками музыки» и «Сказкой о дожде» Беллы Ахмадулиной. Её партнёрами были саксофонистка Вероника Кожухарова и пианистка Полина Кондраткова, и каждая из них по-своему завораживала зрителя.

Узнав о том, что Чулпан Хаматова и её команда из 10 человек будут проезжать мимо Елабуги по пути из Казани в Уфу, автор этих строк вышел на связь с организаторами гастролей актрисы и рассказал про уникальный музейный экспонат. В результате Чулпан Наилевна с командой заглянули в наш город и посетили Дом памяти М.И. Цветаевой, в котором оборвалась жизнь поэта.

из экспонатов, хранящийся под стеклянным колпаком и не покидающий пределы Литературного музея. Чулпан Хаматова восприняла эту книгу как «невероятную святыню» и даже не пыталась сдержать чувства, когда учебник музыки был в её руках. Актриса с особым трепетом рассматривала автограф Марии Мейн и печать, свидетельствующую, что книга — из личной библиотеки И.В. Цветаева. Уже вернув её сотрудникам ЕГМЗ, Чулпан Наилевна озвучила своё, пусть и спонтанное, но в перспективе очень лестное для елабужан желание: «Теперь я хочу выступить в Елабуге с нашим спектаклем!»

Когда же стало очевидно, что актриса не сможет посетить Литературный музей М.И. Цветаевой, сотрудники ЕГМЗ приняли решение буквально на улице показать ей один Ну а я, зная все детали того, как книга с московского развала стала музейным экспонатом в Елабуге, и какую она сыграла роль в том, что в наш город «заехала на час» блистательная Чулпан Хаматова, стал — конечно, сам для себя — именовать её так: «Книга с развала — зазывала».

P.S. По моей просьбе брат поинтересовался у продавца магазина, каким образом книга оказалась у них. Ответ был таким: «Мужчина лет тридцати принёс все те книги, которые лежали у стен, на продажу, но откуда они у него, не сообщил, а мы не интересовались».

Наверх страницы Вниз страницы