Елабужский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник Елабужский государственный музей-заповедник
Елабужский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник Елабужский государственный музей-заповедник

НОВОСТИ • ИЮЛЬ 2019

23 июля 2019

Пять вечеров наедине с музыкой

Евгений Поспелов

Когда ты случайно знакомишься с талантливым человеком, например, музыкантом, это большая удача, подарок, и потом, вспоминая о знакомстве с ним, ты себе говоришь — да, вот ведь как повезло! А если ваши встречи становятся регулярными, тут впору сказать, что речь идёт уже о дружбе. Год назад Елабуга принимала Международный фестиваль Бориса Березовского «Летние вечера в Елабуге» с распростёртыми руками, как подарок, свалившийся с небес. В этом году «Летние вечера» состоялись во второй раз.

Пять вечеров наедине с музыкой
Фото Е.Поспелова
Пять вечеров наедине с музыкой
Фото Е.Поспелова
Пять вечеров наедине с музыкой
Фото Е.Поспелова
Пять вечеров наедине с музыкой
Фото Е.Поспелова
Пять вечеров наедине с музыкой
Фото Е.Поспелова
Пять вечеров наедине с музыкой
Фото Е.Поспелова
Пять вечеров наедине с музыкой
Фото Е.Поспелова
Пять вечеров наедине с музыкой
Фото Е.Поспелова
Пять вечеров наедине с музыкой
Фото Е.Поспелова
Пять вечеров наедине с музыкой
Фото Е.Поспелова
Пять вечеров наедине с музыкой
Фото Е.Поспелова
Пять вечеров наедине с музыкой
Фото Е.Поспелова

Да, Елабуга — это провинция. Но не захолустье! Вокруг нас промышленные, большие и шумные города, рядом с которыми наш «городок на Каме», скромно приютившийся на высоком берегу, теперь тоже стал знаменитым. И нам есть чем гордится, есть что показать и чем привлечь музыкантов международного уровня, потому-то Александр Гордон и назвал нас лучшими, когда шикарный летний ливень прощальной кодой отметил прошлогоднее завершение фестиваля, что, кстати, нисколько не испугало зрителей и так зацепило известного телеведущего и режиссёра.

Организатор, идейный вдохновитель и душа этого события, вне всякого сомнения, сам Борис Березовский. Я люблю классическую музыку, хотя и не считаю себя специалистом в этой области, поэтому просто констатирую высокий уровень технического обеспечения изображения и звучания, слаженной операторской работы и богатый, разнообразный репертуар всех исполнителей. А с другой стороны, были представлены почти все инструменты от рояля и скрипки до арфы и органа, не считая двух оркестров — один из Набережных Челнов (камерный п/у Игоря Лермана), другой из Ульяновска (академический симфонический п/у Ильи Дербилова), и четырёх ансамблей — духовной музыки п/у Андрея Котова, джазового квартета Jazz Team, инструментального трио Elegato и ансамбля солистов «Мадригал». Кстати, были и совсем экзотические инструменты, была очень разная музыка, тем не менее, достигавшая своей цели — благодарной зрительской души.

Концерты начинались ранним вечером, когда ещё солнце раскрашивало всё вокруг в яркие летние цвета, а заканчивались уже в густых сумерках, порой во влажном и плотном после дождя городском воздухе, сопровождавшем расходящихся зрителей до самого дома. Разрумянившаяся от услышанной музыки растущая луна благосклонно освещала и Шишкинские пруды, и мокрый асфальт, и блестящую траву, как бы извиняясь за не совсем уж июльскую прохладу, за неожиданный, но коротенький дождь, за комаров. В этом смысле, погода стала полноправной участницей «Вечеров», но всё же именно музыка и согревала, и радовала, и объединяла всех вокруг сцены и вокруг торжествовавшей пять кратких дней невообразимой магии звуков.

В первый день программу начал сам Березовский, а завершил её Гордон, не без ужаса читавший стихи Пушкина про бесов и метель, надеясь на милость природы, которая устроила в прошлом году после его выступления под «Времена года» Вивальди настоящий потоп. В этот вечер тоже шёл дождь, но очень скромный, остановленный шаловливой луной, которая эффектно висела слева от сцены, над Камой, играя в прятки с небольшой тучкой. А по завершении концерта был салют с гусарским выездом на лошадях на площадке перед музыкантами, над которыми остановилась внушительных размеров мрачноватая тучка.

Облако это вскоре отправилась на юго-восток, прямо на глазах освободив место раздобревшей луне, а затем и хозяйка ночного неба, посчитав свою миссию исполненной, скрылась за очередной небесной вечной странницей, на этот раз совсем не грозной и огромной, а, скорее, лёгкой и пушистой…

Кстати, если подробно говорить об отдельных музыкантах и выступлениях, не разделяя их на конкретные вечера, то разумеется не всё воспринималось одинаково. Сам Борис Березовский — тут хвалить, только портить, однако замечу, сколь интеллигентно он предупреждал публику о характере исполняемой музыки, давая возможность настроится на что-то сложное или весёлое. К оркестру Игоря Лермана — почти то же отношение, тем более что он практически свой и умеет, когда надо, быть шоуменом, что вовсе не означает упрощение или заигрывание с публикой, скорее можно говорить об установлении душевного и духовного контакта. Дуэт скрипки в руках Криса Стаута и кельтской арфы под руками Катрионы Маккей завораживал почти эротически, хотя импровизация была тут интеллектуально выверена и открыта для любого слуха. Впечатление такое, словно ты побывал на каком-то языческом празднике, где дух стихии то тихо шепчет под нежные переборы арфы, то буквально вопит вслед за хрипящей скрипкой…

Темперамент Никиты Борисоглебского в его мимической части как-то рифмуется с мефистофелевской манерой игры, что абсолютно не мешает восхищается мастерством скрипача. Трио Elegato с нашим земляком Айдаром Салаховым в центре не ставит задач эзотерических и высокоинтеллектуальных, но бодрит и увлекает не хуже рок-н-ролла или, например, джазового квартета Jazz Team, выступившего с феноменальным успехом. И я об этом говорю не только по причине моей любви к этого рода музыке, а следуя за реакцией публики, собравшейся на арене стадиона у Шишкинских прудов при более чем прохладной температуре и под шум лёгкого (слава Богу!) дождя.

Рояль под умными пальцами Вадима Неселовского разговаривал не хуже, чем голоса публики перед сценой: а может быть даже это и был внутренний голос гостей «Летних вечеров в Елабуге»? Может быть именно джаз, именно джазовый рояль способен выразить дух Нового времени? Этот вопрос совсем не праздный — мы ведь так разобщены, что иногда кажется — в этом тупике и застрянем! А вот Антон Горбунов, басист Jazz Team, заставлял зрителей ловить звуки не хуже, чем рыба ловит воздух на крючке рыбака. Его бас-гитара заколдовывала, пугала, оглушала, но при этом держала внимание так, что, когда соло Горбунова закончилось, захотелось выдохнуть. Да, кстати, альпийский рог в четыре метра длиной в руках Аркадия Шилклопера звучал не проще, нежели флюгельгорн или та же валторна, уж не говоря о морской раковине, с помощью которой удалось остановить начинавшийся было спорый дождец, который вообще-то никому не был нужен! Мультиинструменталист Аркадий, заставивший нас слушать его игру открыв рот, не столько останавливал дождь, сколько заставлял трепетать сердце! А подзвучка ударных, руководимых Петром Ившиным с виртуозностью фокусника, доносила до слушателя то, что обычно мы не слышим за звуками остальных мастеров. Барабаны, тарелки, разные примочки создавали ту ритмическую основу, на которою ложилась канва всей ткани выступления Jazz Team, вычерчивая многоцветное полотно джазовой импровизации.

Ансамбль «Мадригал», с которым я знаком по многочисленными винилам, часть из которых у меня сохранилась до сих пор, вызвал очень хорошую реакцию у публики простотой, мелодичностью и заводным характером некоторых номеров. Но это обманчивая простота — глубины там не меньше, чем у Вивальди, к примеру…

Многих музыкантов я не упомянул не по причине их более скромного или неудачного выступления. Просто что-то сильно задело, что-то в моих глазах выстрелило, а на кого-то я не успел переключиться. Эффектная, проникающая прямо в грудную клетку, виолончель Анри Демаркета и женственно звучащая арфа очаровательной Софии Каландадзе, виртуозный интеллектуализм пианистки Варвары Мягковой и обжигающее, прекрасное сопрано Айгуль Хисматуллиной, тревожный и нутряной голос гобоя Алексея Балашова, мощный, тревожащий душу орган Рубина Абдуллина и вообще все артисты выстроили воздушное здание в пять этажей (или дней!) из творческого духа, из вечернего воз-духа, из лёгких звуков и огромной, большой работы над собой, результатом которой стала эта пятиактная музыкальная пьеса для сплочённой команды п/у Бориса Березовского!

Татьяна и Сергей Никитины, можно сказать, уже не совсем артисты – они сами стали олицетворением классики, некой мерой вкуса, интеллигентности, честности и преданности искусству. Из их песен, как представляется, можно сложить полноценную картину, вернее, мозаику нашего сознания, наших ценностей. На концерте им подпевали все — кто-то вслух, кто-то про себя, но для подавляющего большинства слушателей Никитины и есть выразители их мировоззрения, их эстетических пристрастий, выношенных и сохранённых в затхлой коммунистической коммуналке, где всё было очень сложно, но где надо было как-то оставаться человеком. И не потому ли концерт, начавшийся, условно говоря, Пушкиным, закончился, опять же, условно говоря, нашей тонкой песенной классикой — «Под музыку Вивальди».

Последний день был таким, про который говорят: будто его украли — тёплый и солнечный, закончившийся красивым тёплым вечером. Прекрасные музыканты подарили зрителям почти три часа большой музыки, мудрой поэзии и духовного их единства в лице блистательных исполнителей, внимающей публики и чудесной погоды, объединившихся под покровительством почти что полной Луны!..

Наверх страницы Вниз страницы