Министерство культуры Республики Татарстан

Контакты •  Карта сайта •  Гостевая книга •  Поиск по сайту •  Ссылки

Офис Елабужского государственного музея-заповедника
Творческий вечер Н.Берестовой

ГлавнаяБиблиотека Серебряного векаПредстала в новом свете

Библиотека Серебряного века

14.12.2017

Предстала в новом свете

Людмила Пахомова журналист ЕГМЗ

Именно так можно кратко сказать о прошедшем в Библиотеке Серебряного века творческом вечере Наталии Берестовой, нашей коллеге, научном сотруднике информационного отдела Елабужского государственного музея-заповедника. Отдельные её стихи уже звучали здесь в разное время, но на этот раз она представила сразу два собственных сборника, а также два сборника избранных стихов других авторов (близких ей людей), где выступила составителем. При этом у всех четырёх изданий она сама выполнила дизайн и вёрстку.


На творческом вечере Н.Берестовой
Фото Л.Пахомовой

Если поэтические устремления Наталии Берестовой многим зрителям хоть в какой-то мере были известны, то выставка её иллюстраций к стихотворениям Марины Цветаевой оказалась полной неожиданностью. Тем более, что в них чувствовался не дилетант, а самобытный график с хорошо поставленной рукой и богатым образным воображением.

Истоки её творчества зародились в лоне семьи, где мать была журналисткой, а отец хоть и принадлежал к рабочей среде, но писал стихи и рисовал. Любящие родители поддерживали увлечения единственной дочери, которых у неё было с избытком. Она вышивала, вязала, лепила из глины и пластилина, фотографировала, ходила на бальные танцы, фигурное катание, в театр моды, в конноспортивную школу… Но если с годами одни увлечения сменялись другими, то сочиняла стихи и рисовала она всегда, с тех самых пор, как себя помнит. Даже в школе и институте, слушая объяснения учителей или лекции преподавателей, она зарисовывала на полях тетрадей различные силуэты, узоры, модели одежды, сюжеты из мира фэнтези с колдуньями, волшебницами, девушками, вооружёнными мечами…

По словам Наташи: «Для меня рисование и стихи — это как две части одного целого. Потому что я иной раз представляю вначале образ и описываю его словно картину. Или, наоборот, что-то рисую и у меня постепенно рождаются строчки.

На творческом вечере Н.Берестовой

Основная часть набросков для этой выставки появились в 2014 году, когда я пришла работать в музей-заповедник и стала не как раньше — в рамках школьной или вузовской программы, — а более подробно изучать творчество Марины Цветаевой. Кое-что я потом дорисовывала, а в юбилейный год 125-летия со дня её рождения решила попробовать сделать из этого что-то серьёзное.

На выставке представлена только часть цифровых копий, а все оригиналы находятся в блокноте. Выполнены они на белой или чёрной бумаге гелевыми и капиллярными ручками. Некоторые тёмные цвета сравнительно большие по площади закрашены вначале маркёром, а уже потом гелевой ручкой».

На подготовку этих иллюстраций, а их довольно много — 74 работы, у Наталии Берестовой ушло всего лишь две недели, что лишний раз говорит о ней, как об опытной и талантливой рисовальщице. Выполненные в технике линейно-плоскостной графики, её образы легки, изящны и динамичны. Их целостному восприятию ничуть не мешает даже нарочитая незавершённость изображений.

На творческом вечере Н.Берестовой

Около 50 показанных на выставке работ являются иллюстрациями как к отдельным стихотворениям Марины Цветаевой, так и к её поэтическим циклам. Среди них — «Час души», «Психея», «Рас–стояние: вёрсты, мили…», «Маяковскому», «Дон», «Ты, срывающая покров…», «Летят они, — написанные наспех…», «Сад», «Знаю, умру на заре. На которой из двух…», «Разлука», «Ода пешему ходу», «Есть счастливцы и счастливицы…», «Пора. Для этого огня…» и другие.

Остальная часть иллюстраций была продемонстрирована на экране. При этом зрители, угадавшие, к какому стихотворению или циклу относится то или иное изображение, получали его в подарок в виде открытки.

Продолжением цветаевской темы стали стихи Наталии Берестовой, посвящённые Марине Ивановне или навеянные её произведениями. Она прочитала стихотворения «Белый по белому», «Поэтам-эмигрантам», «Лунатик», «Зеркало в Доме памяти Марины Цветаевой» и одно из последних:

      Красные — белые —
      Правые — левые —
      Вихрем разбросаны
      Зимами — вёснами.
      Временем сорваны —
      Листья узорные,
      Бурею скошены —
      В вечность заброшены!
На творческом вечере Н.Берестовой
Фото Л.Пахомовой

Составляя сборник «Рабочие рифмы» своего отца Владимира Васильевича Берестова, умершего на 82-м году жизни в минувшем мае, Наталия включила в него стихотворение под названием «Марине Цветаевой». Вслед за ним на вечере прозвучали ещё два стихотворения, где упоминалось имя поэта, принадлежащие перу Ирины Коноваловой. С ней Наталия подружилась, когда после окончания института пришла работать вначале корректором, а затем журналистом в елабужскую газету «Новая Кама». Вышедший недавно сборник «Окно я открываю в сад весенний…» начинается предисловием «От автора», в котором Ирина Коновалова очень тепло отзывается о составителе: «Этот сборник моих стихотворений увидел свет благодаря самоотверженности моей замечательной подруги Натальи Берестовой: она помогла мне собрать разрозненные стихи воедино, проделала большую организационную и вдохновительную работу. За всё это ей честь, хвала и моя искренняя признательность!»

Душевная щедрость Наташи проявилась и в том, что она приготовила подарки (все четыре сборника и открытку) тем, кому благодарна за поддержку и участие в своём творческом росте. Да и все зрители, несмотря на небольшие тиражи, получили в дар те или иные представленные на вечере книги.

Первые публикации Н.Берестовой появились в студенческой, а затем районной газете. Печатались её стихи и в петербургском журнале поэзии «Окна», в конкурсных сборниках национальной литературной премии «Поэт года», а в этом году увидели свет в поэтическом сборнике литературной премии «Наследие». И вот сразу две собственных книжки, различных по содержанию. В первую под названием «2017» вошли стихи, посвящённые «разным событиями долгой и бурной истории нашей страны». Об этом недвусмысленно говорят такие их названия, как «Поделили», «Австро-венгерским военнопленным», «Стоит вспомнить о сорок первом…», «Ядерная война», «Вам, не дожившим до рассвета…», «Я снова вижу небеса в огне…», «Вновь горят города…»

На творческом вечере Н.Берестовой
Фото Л.Пахомовой

Второй сборник называется «Танец на стёклах». В аннотации к нему говорится: «Танец на стёклах — это не только разбитые зеркала и грусть, одиночество и недопонимание, горечь и боль от потерь. Это ещё и калейдоскоп — весёлая детская забава: гадать, глядя в заветную трубочку, в какой же красивый рисунок сложатся цветные стёклышки на этот раз?» По сути в этих словах отражена суть мировосприятия автора, в котором трагическое идёт рядом с жизнеутверждающим и радостным или, скорее, качается на весах, где перевешивает то одно, то другое.

Пытаясь выразить свои мысли и чувства, Наталия Берестова использует разные формы стихосложения:

      Расколота ночь,
      Разорвана цепь,
      В руках моих — жизни нить.
      Из прошлого прочь,
      Чтоб снова запеть —
      Меня не остановить!
                        (Расколота ночь…!)
      
      Танец над бездной, на самой грани —
      Пока сердце биться не перестанет,
      Но душа не устанет.
      
      Пляска по лезвиям, битым стёклам.
      Больно и страшно… Не стойте около!—
      Небо от слёз промокло.
                        (Танец на стёклах)
      
      Малахитами выбиты стройные ели
      На опалово-дымчатой глади утра…
      Скоро, скоро завоют седые метели,
      А туманы исчезнут, как дым от костра.
      (Осенний вальс)
      
      Тихо. Шепчутся сосны
      На холме над рекой
      Под солнцем золотоносным.
      Времени нет. Покой.
                        (Полдень в лесу)
На творческом вечере Н.Берестовой
Фото Л.Пахомовой

И, конечно, как любой автор, пишущий стихи, она не могла не затронуть тему, касающуюся мук творчества.

      Вот чем «цепляет» вдохновенье?
      Мгновенный отблеск на стекле,
      Меж сном и явью озаренье
      В двенадцать баллов по шкале.
      
      Прикосновенье тонких крыльев,
      Огня бесшумный древний пляс
      И непонятное бессилье
      Хоть что-то передать подчас.
      
      Цветок в окне, кусочек ветра,
      Ракушка (ощупью) на дне
      И тридцать тысяч километров,
      «Отмотанные» по стране.
      
      Косноязычье чёткой речи,
      Когда с небес глядит на нас
      Такой — почти что человечий —
      Кошачье-жёлтый лунный глаз.
На творческом вечере Н.Берестовой
Фото Л.Пахомовой

Тридцать тысяч километров, «отмотанные» по стране, — это ещё одно семейное увлечение: путешествовать по городам и весям на собственном автомобиле, когда за рулём поочерёдно были то отец, то дочь. И хотя с недавних пор его уже нет рядом, тепло любви навсегда сохранится в «Колыбельной», написанной им в 1987 году:

      Спи дочурка, спи, зайчонок, —
      Баюшки-баю
      Я тебе, мой жаворонок,
      Песенку спою.
      
      Пусть тебе приснится сказка —
      Ты в ней поиграй,
      А сейчас бусинки-глазки
      Крепче за-кры-вай.
      
      Пусть пройдёт беда-волчица
      Мимо, стороной.
      Спи расти моя десница, —
      Я всегда с тобой.
      
      Подрастёшь и дам тебе я
      Пёрышко орла,
      Чтобы в жизни не робея
      Ты себя нашла.
      
      Не была бы как синица —
      Баюшки-бай-бай.
      Спи, мужай и будь орлицей —
      Крылья укрепляй.
      
      Чтобы их ветра не смяли,
      Не взяла картечь,
      Беды жизни не качали
      И не гнули плеч.
      
      Спи, дочурка, спи, зайчонок, —
      Сны наговорю.
      Я тебе, мой жаворонок,
      Песенку дарю.
На творческом вечере Н.Берестовой
Фото Л.Пахомовой
На творческом вечере Н.Берестовой
Фото Л.Пахомовой


в начало


Наверх страницы На главную Написать письмоПосетителям сайта: информация и помощь Вниз страницы